Как мы делали Литературный календарь
процесс
6 декабря 2017
Итак, мы знаем, что в Барнауле (а календарь делается по заказу Комитета по культуре именно Барнаула) есть около 30 улиц, названные именами известных и не очень писателей.
Идеи скачут самые разные: начиная от «снять улицы посезонно, снабдив стихами или цитатами писателей» и заканчивая «вфотошопить писателей на их улицы». Короче, ясно, что нужно как-то связать писателей с их улицами. В процессе отказываемся от идеи с цитатами и днями рождения писателей (чтобы привязывать их не только к своей улице, но и к месяцу, в который родились) — это неоправданно усложняет решение. Приходим к тому, что нужно рисовать.

Берем 12 красивых улиц, причем желательно, чтобы и писатели были известные (хотя бы на уровне школьной программы), стараемся к каждой придумать свой микросюжет и думаем, в каком сезоне будет лучше смотреться та или иная улица.
К заказчику идем вот с таким эскизом:
Все принято с первого раза! Начинаем рисовать с Шукшина, раз уж он был в эскизе.

Важный момент: иллюстратору нужны референсы по улицам. Поэтому сначала фотограф в течение трех недель проводит съемку натуры на всех выбранных улицах. Каждая иллюстрация начинается именно с отбора фотографии.
Василий Макарович Шукшин
В Барнауле (как столице Алтайского края — родины Василия Макаровича) есть прекрасный памятник Шукшину. Идея — Шукшин стоит перед памятником самому себе в позе с известной фотографии и улыбается.
Антон Павлович Чехов
Известный писатель в Барнауле не был, зато на небольшой улочке, названной в его честь, стоят прекрасные старые дома и виднеются верхушки совсем новых высоток. А еще Чехов любил издеваться над неграмотными — даже придумал фразу про шляпу. Обыгрываем этот сюжет.
Сергей Есенин
Улочка имени Есенина расположена в коттеджном поселке на краю города, имеет весьма живописный вид и настроение — прямо как творчество поэта.
Максим Горький
С ним как-то все просто: идет по улице, названной своим именем, залитой светом луны и огнями красивейшего здания банковской школы.
Владимир Короленко
Известен по школьной программе произведением «Дети подземелья». В Барнауле же на улице Короленко в цоколе старинного особняка с незапамятных времен находится обувная мастерская. Это интересная идея для сюжета, этакий барнаульский инсайт.
Михаил Васильевич Ломоносов
Великий ученый и писатель удостоился в Барнауле совсем небольшой, но уютной улочки, даже переулка. Из тех, на которых так прекрасно ранней весной журчит талая вода и поют птицы.
Иван Саввич Никитин
Русский писатель, автор стихотворения «Русь», например. В Барнауле на улице Никитина находится красивейший Покровский собор.
Александр Островский
«Гроза» — чуть ли не самое известная пьеса этого драматурга. Гроза — так гроза!
Александр Сергеевич Пушкин
На улице «нашего всего» недавно построили современный культурный центр с концертным залом и галереями. Пусть это будет январь — расслабленное и солнечное начало года.
Лев Николаевич Толстой
В Барнауле улица Толстого — одна из самых старых и красивых, с классической архитектурой конца 19 века. Пусть великий писатель сидит на лавочке возле музея и что-то увлеченно рассказывает своим внукам, как на известной же фотографии. Потому что на словах он — Лев Толстой. И на деле — Лев Толстой.
Николай Ядринцев
Это сибирский публицист, писатель и общественный деятель, исследователь Сибири и Центральной Азии, один из основоположников сибирского областничества, первооткрыватель древнетюркских памятников. Выпускал газету «Восточное обозрение». Родился в Томске, а вот умер в Барнауле: в 50 с гаком лет влюбился в молодую девицу, та ему отказала и он не придумал ничего лучше, как выпить яду.
Николай Васильевич Гоголь
На улице Гоголя в Барнауле находится много красивых зданий и один из немногих уцелевших в пожаре начала 20 века старинный особняк одного купца. Решено взять его в качестве натуры. Страница с Гоголем (декабрь) должна быть самой радостной, самой праздничной в календаре. Поэтому — «Вечера на хуторе близ Диканьки».
Итак, все страницы готовы! Прикидываем, какая может быть верстка.
Вариант с белой рамкой — более академичен, однако вариант с заполнением всего листа кажется более современным. Останавливаемся на нем. В процессе утверждения с клиентом понимаем, что сетка мелковата. Переделываем.
Так-то лучше! Обложку выбираем из двух вариантов.
Решаем, что с белыми буквами лучше.
Другие статьи
Made on
Tilda